Размещено на Zenon'е Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П." Проект Хобби.Ру

Чьи в лесу шишки?

От редактора.

Главный редактор газеты "Вольный ветер" дал нашему клубу эксклюзивное право на публикацию его статьи в газете "ВВ" N 131 за 2016 год в интернете, которая разъясняет, что в настоящее время привалы с костром и прогулки - пропиловки стали вне закона и начинает борьбу за поправки, как всегда, к не до конца продуманному закону.

Обсудить статью можно на форуме.

Сергей Минделевич

 

Был в советское время мультфильм с таким названием. Там наглый волчок решил объявить всё в лесу своей собственностью и не позволял мелкой лесной братии (зайцам, ёжикам и др.) собирать грибы и ягоды. В конце концов лесная братия волчка поколотила и он перевоспитался.

Похоже, не смотрела в детстве этот мультфильм заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Елена Комар. Или забыла, чем дело для волчка закончилось. Иначе бы трижды подумала, прежде чем подписать 25 февраля 2016 г . инструктивное письмо Рослесхоза № ЕК­07­54\1985 «О рубке сухостойных деревьев и присвоении древесины ветровальных, буреломных деревьев». Приведём этот шедевр чиновничьей мысли почти полностью.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченные в области лесных отношений

Департаменты лесного хозяйства по федеральным округам

В связи с обращениями органов государственной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченных в области лесных отношений, Рослесхоз направляет для сведения и использования в работе разъяснения по вопросу рубки сухостойных деревьев, присвоения древесины ветровальных, буреломных деревьев.

В соответствии со ст. 16 Лесного кодекса РФ (ЛК РФ) рубками лесных насаждений (деревьев, кустарников, лиан в лесах) признаются процессы их валки (в том числе спиливания, срубания, срезания), а также иные технологически связанные с ними процессы (включая трелёвку, частичную переработку, хранение древесины в лесу).

Согласно постановлению пленума Верховного суда РФ от 18.10.2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» незаконной является рубка указанных насаждений с нарушением требований законодательства, например, рубка лесных насаждений без оформления необходимых документов, либо в объёме, превышающем разрешённый, либо с нарушением породного или возрастного состава, либо за пределами лесосеки.

Договор аренды лесного участка или решение о предоставлении лесного участка на иных правах для заготовки древесины либо других видов использования лесов не являются достаточным правовым основанием для проведения рубок лесных насаждений. В частности, рубка лесных насаждений арендатором лесного участка считается незаконной в тех случаях, когда у него отсутствуют документы для рубки лесных насаждений на арендованном участке (например, проект освоения лесов, получивший положительное заключение экспертизы) либо были вырублены деревья, рубка которых не предполагалась проектом освоения лесов или произведена с нарушением сроков.

Предметом преступлений, предусмотренных ст. 260 и 261 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ), являются лесные насаждения, то есть деревья, кустарники и лианы, произрастающие в лесах, а также деревья, кустарники и лианы, произрастающие вне лесов (например, насаждения в парках, аллеях, отдельно высаженные в черте города деревья, насаждения в полосах отвода ж.-д. магистралей, автодорог или каналов). При этом не имеет значения, высажены ли лесные насаждения или не отнесённые к лесным насаждениям деревья, кустарники, лианы искусственно либо они произросли без целенаправленных усилий человека.

Не относятся к предмету указанных преступлений, в частности, деревья, кустарники и лианы, произрастающие на землях с.-х. назначения (за исключением лесных насаждений, предназначенных для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений), на приусадебных земельных участках, на земельных участках, предоставленных для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садовод­ства, животноводства и огородничества, в лесопитомниках, питомниках плодовых, ягодных, декоративных и иных культур, а также ветровальные, буреломные, сухостойные деревья, если иное не предусмотрено специальными нормативными правовыми актами. Рубка указанных насаждений, а равно их уничтожение или повреждение при наличии к тому предусмотренных законом оснований могут быть квалифицированы как хищение либо уничтожение или повреждение имущества.

Исчисление размера вреда (ущерба), причинённого лесным насаждениям незаконной рубкой сухостойных деревьев, присвоением (хищением) древесины буреломных, ветровальных деревьев, определяется в соответствии с методикой и таксами для исчисления размера ущерба, причинённого лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, заготовка древесины которых допускается, утверждёнными постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 г. № 273 «Об исчислении размера вреда, причинённого лесам вследствие нарушения лесного законодательства».

Уголовная ответственность по пунктам «а» и «в» части 2 ст. 260 УК РФ наступает вне зависимости от того, совершена ли незаконная рубка лесных насаждений или не относящихся к лесным насаждениям деревьев, кустарников и лиан в значительном размере.

Основным критерием разграничения уголовно наказуемой незаконной рубки лесных насаждений (ч. I ст. 260 УК РФ) и незаконной рубки лесных насаждений, за которую ответственность предусмотрена статьей 8.28 Кодекса РФ об административных правонарушениях, является значительный размер ущерба, причинённого посягательством, который должен превышать 5000 р. (примечание к ст. 260 УК РФ).

Учитывая изложенное, незаконная рубка сухостойных деревьев на землях лесного фонда с причинением ущерба лесным насаждениям или не отнесённым к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам в значительном, крупном, особо крупном размерах, а также совершенная группой лиц либо лицом с использованием своего служебного положения, образует состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 260 УК РФ.

При этом Рослесхоз полагает, что присвоение находящейся на землях лесного фонда древесины ветровальных, буреломных деревьев без осуществления рубки указанных деревьев следует рассматривать как хищение.

Заместитель руководителя                                     Е. КОМАР

Не каждый осилит этот документ, написанный на бюрократическо-чиновничьем языке. Попробую перевести на русский. Рослесхоз считает, что рубка и присвоение (непонятно: сжигание в костре – это тоже присвоение?) сухостоя, валежника и бурелома, находящегося в лесах Лесного фонда, – это хищение со всеми вытекающими последствиями. Если мало «присвоили» (сожгли в костре), можете обойтись штрафом, а если больше, чем на 5000 р., или, не дай Бог, «группой лиц» (например, группа юных туристов насобирала валежник и бурелом на дрова для вечернего костра), то дело швах – уголовное дело светит…

(Справка «ВВ». Нарушение правил заготовки древесины, согласно ч. 1 ст. 8.25 КоАП РФ, может сейчас повлечь за собой предупреждение или административный штраф в размере 1–3 тыс. р. для граждан, 10–30 тыс. р. для должностных лиц и 50–100 тыс. р. для организаций. Сбор валежника может быть квалифицирован и как самовольный сбор недревесных лесных ресурсов. Сумма штрафа для граждан в таком случае, согласно ч. 2 ст. 8.26 КоАП РФ, составит от 500 до 1 тыс. р.).

Как времена меняются! Помню, в моей молодости лесхозы специально приглашали волонтёров, в том числе и школьников, в леса, чтобы их очистить от бурелома и валежника, который создаёт там повышенную пожароопасность. Его вытаскивали на полянки, к дорогам, откуда потом увозили. Также считалось, что сухостой и лежащие на земле мёрт­вые деревья быстро становятся местом обитания вредителей леса, очагом заражения окружающих деревьев, потому мёртвую древесину желательно побыстрее убрать. А ныне Рослесхоз придерживается другой тактики: да пусть хоть всё сгорит или сгниёт, лишь бы никому бесплатно не досталось.

Письмо Рослесхоза каким-то образом попало в Интернет и вызвало там целую бурю возмущения. Даже организовали сбор подписей под петицией за отмену запрета, которую уже подписали тысячи людей. Не буду цитировать Интернет, чтобы Елену Степановну не обидеть, ведь авторы откликов не подозревали, что Е.Комар – женщина. (И даже, судя по фото на сайте Рослесхоза, не блондинка.)

Прямо удивительно: казалось бы, всего лишь Комар, а какой шум на всю страну устроила!

Но не будем поддаваться эмоциям, и приведём мнение начальника правового отдела Федерального центра детско-юношеского туризма и краеведения Ильи Панова. Вот что он пишет: «В соответствии со ст. 11 Лесного Кодекса РФ (далее – ЛК РФ), граждане имеют право свободно и бесплатно пребывать в лесах и для собственных нужд осуществлять заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов (пищевых лесных ресурсов), а также недревесных лесных ресурсов. Этой норме корреспондирует и другое правило, установленное ст. 33 ЛК РФ: «Заготовка и сбор гражданами недревесных лесных ресурсов, за исключением елей и деревьев других хвойных пород для новогодних праздников, для собственных нужд осуществляются в соответствии со статьей 11 ЛК РФ».

Это очень важные нормы, только они дают возможность туристам свободно и бесплатно пользоваться определенными «дарами леса», эти нормы следует постоянно цитировать при встрече с доблестными работниками лесного хозяйства.

Для нас интересно понятие «недревесные лесные ресурсы». Оно раскрывается в части 2 ст. 32 ЛК РФ: «К недревесным лесным ресурсам, заготовка и сбор которых осуществляются в соответствии с ЛК РФ, относятся пни, береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, ели или деревья других хвойных пород для новогодних праздников, мох, лесная подстилка, камыш, тростник и подобные лесные ресурсы».

Попробуем пояснить некоторые понятия. Согласно п. 16 приказа Рослесхоза от 05.12.2011 г. № 512 «Об утверждении Правил заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов», хворостом являются срезанные тонкие стволы деревьев диаметром в комле до 4 см, а также срезанные вершины, сучья и ветви деревьев. Это то, что можно использовать для костра. Но «нодью» из них, увы, не сделаешь…

Обобщая, можно сделать вывод, что, в целом, использование почти любых веток, то есть хвороста, наш закон разрешает свободно и бесплатно.

Однако следует предостеречь: согласно п. 18 того же нормативного документа, заготовка еловых, пихтовых, сосновых лап разрешается только со срубленных деревьев на лесосеках при проведении выборочных и сплошных рубок. Также следует отметить, что ограничение заготовки и сбора гражданами недревесных лесных ресурсов для собственных нужд может устанавливаться в соответствии со статьей 27 ЛК РФ. Порядок заготовки и сбора гражданами недревесных лесных ресурсов для собственных нужд устанавливается законом субъекта РФ.

Цитирую ст. 27 ЛК РФ:

«1. Использование лесов может ограничиваться только в случаях и в порядке, которые предусмотрены ЛК РФ, другими федеральными законами.

2. Допускается установление следующих ограничений использования лесов:

1) запрет на осуществление одного или нескольких видов использования лесов, предусмотренных частью 1 ст. 25 ЛК РФ;

2) запрет на проведение рубок;

3) иные установленные ЛК РФ, другими федеральными законами ограничения».

Основной вопрос встает с рубкой сухостойных и присвоением буреломных и ветровальных деревьев. Что же это за деревья с правовой точки зрения?

Работники лесного хозяйства руководствуются «Терминологическим словарём лесного хозяйства» 2002 г. Согласно этому словарю:

«Ветровальное дерево – поваленное ветром дерево с корнями, древесина которого ещё не утратила товарных качеств.

Сухостой – прекратившие жизнедеятельность, засохшие, но стоящие на корню деревья.

Буреломное дерево – дерево, сломанное ветром, древесина которого ещё не утратила товарных качеств».

То есть эти деревья, даже сломанные и лежащие на земле, никогда не разрешалось рубить и (или) забирать себе и использовать по собственному усмотрению даже до издания указанного письма.

Смысл упомянутого письма Рослесхоза сводится к узкоспециальному вопросу о том, как правильно, по какой статье и какого кодекса квалифицировать допущенные нарушения, связанные с незаконной рубкой или использованием сухостойных, ветровальных и буреломных деревьев, и как определять стоимость причиненного ущерба. Хотя вопрос о том, насколько ценны лежащие и гниющие на земле деревья и как их разумнее использовать, общественность вправе задать.

Целесообразно обратиться в Рослесхоз с просьбой разъяснить, каким образом могут использоваться туристскими группами и полевыми туристскими лагерями деревья для разведения костров и иных нужд без нарушений действующего законодательства. Это разъяснение необходимо для правильного применения закона на местах, недопущения злоупотреблений и защиты прав юных туристов».

Это, несомненно, разумное предложение, и редакция обязательно пошлёт в Рослесхоз эту публикацию с просьбой дать разъяснения.

Но они нужны не только нашим читателям, но и лесникам, ведь не все так юридически подкованы, как г-н Панов. Мы получаем сообщения, что не все сотрудники Рослесхоза в регионах (например, в Липецкой обл.) правильно применяют законодательст­во, порой лесники грозят туристам, использующим разрешённую древесину, штрафами в 5000 р. (но обычно дело ограничивается небольшой взяткой).

Чиновники Рослесхоза «хотели сделать как лучше, а получилось как всегда»: хотели оградить лес от разграбления «чёрными лесорубами» (например, дачниками, которые заготавливают в ближайшем лесу дрова для бани, камина и др.), но сферу применения документа не определили. Видимо, Елена Степановна в детстве не бывала в пионерских лагерях, не ходила в походы, не пела у костра и не пекла в его золе картошку. Вот и не сообразили, что в лесу порой бывают и туристы (в том числе юные), которые, как санитары леса, используют – да и то в мизерном количестве – только мёртвую древесину (она иначе просто бы сгнила) и никуда её не вывозят. Поэтому нужны ОФИЦИАЛЬНЫЕ РАЗЪЯСНЕНИЯ Рослесхоза не только редакции, но и всем, кому разослали злополучное письмо, кого считать злодеями, кто подпадает под санкции, и какую древесину разрешается использовать в лесу туристам. Например, известный московский турист Алексей Алексеев предлагает дополнить письмо такой фразой: «за исключением случаев разведения костров отдыхающими, туристами, рыбаками и т.д. в непосредственной близости от места заготовки дров (без использования какого-либо транспорта для доставки дров)».

Возмутились поведением Рослесхоза даже законодатели. Депутат Госдумы Андрей Туманов уверен, что гражданам нужно предоставить право бесплатно осуществлять заготовку валежника для собственных нужд. В ЛК РФ при этом надо законодательно ввести определение валежника. Под ним парламентарий предлагает понимать естественно отпавшую, мёртвую древесину в виде лежащих стволов деревьев, а также их частей, образовавшихся при ветровале, буреломе, снеголоме, снеговале, поврежденных грибковыми заболеваниями и насекомыми. Соответствующий законопроект уже зарегистрирован в нижней палате парламента.

Андрей Туманов поясняет, что Рослесхоз сейчас не производит должную очистку лесов от валежника. Это, в свою очередь, негативно влияет на экологическую ситуацию. «Создается ситуация, когда большое количество граждан ежедневно совершают правонарушения, осуществляя сбор валежника, но при этом очищая лес», – отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

С аналогичной инициативой в октябре 2015 г. выступила Самарская Губернская Дума с тем лишь различием, что согласно её законопроекту заготовка валежника предполагала получение гражданами специального разрешения. Инициатива получила одобрение Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, но в январе Госдума её отклонила.

Добавим, что в некоторых регионах власти уже сегодня организуют акции по сбору валежника с участием граждан. К примеру, в Омской области такое мероприятие проходит регулярно. Собирать валежную древесину разрешено при этом только в строго определённых местах лесного фонда под контролем сотрудников лесничеств (что в обычном турпоходе неосуществимо).

Будем надеяться, что поправки в интересах туристов в ЛК РФ всё же будут внесены. Надеюсь на содействие в этом и лидера партии «Справедливая Россия», президента Федерации спортивного туризма России Сергея Миронова.

При случае я и вице-премьера Ольгу Голодец, председателя Координационного совета по развитию детского туризма, попрошу помочь. Ведь какой же поход без костра! Нельзя лишать детей такого удовольствия. Можно, конечно, еду приготовить и без костра, на примусе, но мой многолетний опыт походов показывает, что устраивать вечерние посиделки и петь, собравшись вокруг примуса, почему-то не тянет.

А пока ждем от Рослесхоза официальных разъяснений, что можно использовать туристам. И как быть с шишками? Их можно собирать?

Сергей МИНДЕЛЕВИЧ.

P.S. А вот мнение замечательного юриста «ВВ» Натальи Гузеевой: «Мне кажется вообще сомнительным, что туристов можно за хищение чего­-либо в лесу привлечь, так как у них нет корыстной цели, а согласно определению хищения в УК РФ корыстная цель является одним из обязательных элементов квалификации этого состава преступления. Да и с присвоением тоже большие вопросы, так как присвоить можно только то, что вверено, то есть присвоить что-то может только должностное лицо, а не гражданин».